Интервью 2017-08-28T07:51:26+00:00

Кенес Ракишев: Я готов вкладывать деньги в казахстанские инновации

Сегодня венчурный капитализм является одним из самых прибыльных и рискованных видов экономической деятельности. Если раньше привлечение многомиллионных инвестиций в стартап или успешный выход из него были редкими случаями, то теперь почти каждый месяц мы читаем об очередной громкой сделке между командой талантливых предпринимателей и крупной корпорацией.

 

Впереди планеты всей здесь, разумеется, США со своей Кремниевой долиной и Израиль с технологичным Тель-Авивом. Даже «белорусский стартап» уже не звучит как шутка. Сам Марк Цукерберг поучаствовал в белорусском стартапе MSQRD внушительным траншем.

Что же на этом фоне происходит с венчурным рынком в Казахстане? Он существует, но «пациент скорее мертв, чем жив».

НАТРенировались

В стране наметился весьма своеобразный рынок венчурных инвестиций: тратятся деньги на инновации, но самих инноваций как продукта, наукоемких технологий и их коммерциализации фактически нет.

Начало истории венчурного рынка Казахстана лежит в далеких 2000-х, государственную поддержку инновационный сектор получил в 2004, с момента одобрения Программы развития национальной инновационной системы на 2005–2015, которая действовала в рамках Стратегии индустриально-инновационного развития РК. Звучит номенклатурно, но официально это можно считать признанием такого понятия, как «венчурный капитализм».

Что положительного произошло на рынке венчурных инвестиций за этот период, оценить сложно. Именно это и остается главной проблемой. Нет ярких успешных историй, которые можно «пощупать» на предмет прибыльности. Есть разрозненная информация о казахстанских венчурных фондах. Но всех их объединяет одно свойство: они поддерживают проекты на поздней стадии развития, портфель состоит из собственных проектов. Фонд, как правило, создается под конкретные проекты и, по сути, не является участником рынка венчурного финансирования, а используется как инструмент перераспределения денежных средств.

Сведений об успешном выходе венчурного фонда из стартапа, который бы приобрела крупная международная компания, нет. Это обусловлено тем, что наши старт­апы не имеют технологических новинок, которые могли бы заинтересовать глобальный рынок.

Государство пытается пробудить предпринимательскую инициативу и предлагает программы поддержки для технологического сектора. Для этого было создано целое АО «Национальное агентство по технологическому развитию». Об успешности данной структуры, впрочем, судить затруднительно, но факт того, что она входит в холдинг «Байтерек», который с начала года сотрясают громкие скандалы, говорит о многом.

Согласно официальной информации, вы можете получить поддержку АО «НАТР» на следующие цели инновационной деятельности: инфокоммуникационные технологии; биотехнологии; энергоэффективность; робототехника. Статистика предоставления грантов за 2013–2017 такова: подана 931 заявка; одобрено 199; общая выделенная сумма – 5 081 млн тенге. Выглядит внушительно.

Если вы изучите годовой отчет агентства (на сегодня доступна отчетность до 2015), то будете удивлены статусами текущих проектов. В инвестиционном портфеле НАТР находятся восемь ранее профинансированных проектов на общую сумму 2 867 млн тенге, по которым продолжается работа по обеспечению выхода и возврата инвестиций.

Согласно отчетности, в 2015 осуществлен возврат инвестиций на сумму 141,2 млн тенге. Вроде бы, хорошо, что это происходит, но при изучении деталей становится ясно, что дела обстоят не совсем гладко. Например, в проект создания производства чугуна методом бескоксового получения на основе применения инновационного процесса «Ромелт» ТОО «AB Metalls» инвестиции составили 131 млн тенге (в статусе указано, что осуществляется процедура взыскания задолженности по решению суда). Проект был запущен в 2006 году. Минул десяток лет, а воз и ныне там. Можно ли считать успешным стартапом долгосрочные инвестиции с судебными тяжбами?

В рамках проекта строительства завода по производству керамзитовых кирпичей и блоков покрытий и перекрытий ТОО «Строитель» возврат инвестиций составил 10 млн тенге при вложенных 167 млн в 2005.

В 2006 был заявлен амбициозный проект по производству мониторов и телевизоров, который также включал процесс создания научно-исследовательской лаборатории. В итоге АО «GLOTUR DS Multimedia» получило 536 млн, но так и не смогло запустить сборку по причине морального устаревания оборудования. Проект закрыт.

В 2007 в инвестиционный проект ТОО «Бизнес-Телеком», которое предлагало наладить предоставление мультисервисных услуг на базе волоконно-оптической сети в Астане, было влито 64 млн тенге; возврат инвестиций составил 0,2 млн.

Также в 2007 ТОО «Павлодарский деревообрабатывающий комбинат» обещало запустить производство карбамидно-формальдегидных смол и продуктов их глубокой переработки. Важный и нужный проект. Проинвестировано 627 млн тенге, но за 10 лет успеха достичь не удалось. Согласно отчету, идет процесс возмещения ущерба государству (уголовный и гражданский процессы).

В 2010 ТОО «Politerm» заявило об организации производства по выпуску минераловатной плиты мощностью 34 тыс. тонн в год в Макинске (Акмолинская область), вложено 1 113 млн тенге. Нынешний статус: осуществлен выход из проекта. Что это значит – получена прибыль или нет? Скорее всего, второе, так как ТОО «Politerm» в 2015 обратилось в НПП «Атамекен» с заявлением, что строительство завода не может начаться в течение трех лет из-за… действий АО «НАТР». Со слов заявителя, АО «НАТР» не предоставило техническую документацию, а в период с 2010 по 2012 отстранилось от решения вопросов финансирования, в результате чего неоднократно затягивались сроки начала строительных работ. Интересно, в самом ТОО «Politerm» знают о статусе их проекта?

Результат работы АО «НАТР» за последние 10 лет, зафиксированный в отчете: деятельность по финансированию новых инвестиционных проектов приостановлена согласно утвержденной стратегии.

В портфеле АО «НАТР» находятся четыре отечественных и четыре зарубежных венчурных фонда на общую сумму 1 583 млн тенге и 3 399 млн тенге соответственно. В 2013 советом директоров агентства принято решение о добровольной ликвидации АО «Акционерный инвестиционный фонд рискового инвестирования LogyСom Perspective Innovations», доля участия в котором составила 49%. В 2014 состоялось общее собрание акционеров фонда, на котором это решение было поддержано в связи с его бездействием.

В 2015 зарубежный венчурный фонд Flagship Ventures Fund 2004, L.P. осуществил продажу акций Concert Pharmaceuticals, Inc (NASDAQ: CNCE), а также Renewable Energy Group, Inc. (NASDAQ: REGI). В результате распределения АО «НАТР» получило $989 896. То есть почти $1 млн, при общей сумме инвестиций в 2005 1 281 млн тенге.

О сотрудничестве с венчурным фондом АО «Delta technology», образованном в 2005, в который было инвестировано 1 319 млн тенге, коротко сказано: осуществляется процесс возмещения ущерба.

В годовом отчете указан общий совокупный доход 1 258 117 тыс. тенге. Каким же образом при сложностях в инвестиционных проектах удается показывать такой результат? Ответ можно получить из аудированного консолидированного отчета за 2015. Процентный доход за отчетный период составил 1 911 660 тыс. тенге, чистая прибыль от операций с иностранной валютой – 309 142 тыс. тенге, чистая прибыль от операций с финансовыми инструментами, оцениваемыми по справедливой стоимости, изменения которой отражаются в составе прибыли или убытка, – 1 692 960 тыс. тенге. Но является ли доход от операций с финансовыми инструментами и иностранной валютой инновационным продуктом? Вопрос риторический.

Во всей этой истории ясно одно: за 10 лет деятельность государства на почве венчурных инвестиций не дала ощутимых результатов. При этом деньги выделяются. Отрицательными факторами являются некачественное управление венчурным капиталом, недостаточное развитие экосистемы и плохое качество стартапов. В целом все упирается в науку. Отсутствие научной мысли негативно влияет на весь рынок. Недостаточные инвестиции в научные исследования и опытно-конструкторские работы – это главная причина неудачи программы инновационного развития Казахстана.

Стоит отметить, что АО «НАТР» имеет и ряд других функциональных обязанностей. Так, осуществлять консалтинг у агентства получается. Проведено около 80 семинаров, консультаций, бизнес-тренингов, конкурсов инновационных проектов для 2 670 субъектов индустриально-инновационной деятельности. Пожалуй, это единственный успешный вид работы, который в Казахстане освоили на отлично.

Опыт, сын ошибок трудных

За комментарием о состоянии венчурного рынка в Казахстане с позиции частных инвесторов мы обратились к едва ли не единственному опытному венчурному капиталисту страны Кенесу Ракишеву (№7 рейтинга богатейших и №5 рейтинга самых влиятельных бизнесменов Forbes Kazakhstan).

F: Как вы оцениваете потенциал казахстанского венчурного рынка?

– Мне сложно оценить весь рынок, но я верю в наших предпринимателей. У профессионального рынка венчурного капитала в Казахстане еще не сформировались все необходимые условия для успешного развития стартап-­экосистемы, но я вижу позитивные сдвиги. Иначе не вкладывал бы столько денег в развитие предпринимательской инициативы.

F: Сколько вы уже вложили в отечественные стартапы?

– Вы, наверное, слышали, что на базе благотворительного фонда «Саби» я и Вячеслав Ким (№24 и №13 вышеупомянутых рейтингов соответственно. – F) каждый год выделяем безвозмездные гранты для конкурса «Построй свой бизнес». Мы раздаем $240 тыс. лучшим работам – действующим бизнесам. Цель проекта – поддержать наших предпринимателей. Это важная социальная инициатива, которая дает мне возможность внести свой вклад в развитие бизнес-среды в Казахстане.

F: Используете ли вы площадку конкурса «Построй свой бизнес» для поиска интересных проектов, которые могли бы получить не только грант, но и партнерские отношения с одним из ваших венчурных фондов?

– Я всегда открыт для интересных стартапов и готов вкладывать деньги в казахстанские инновации.

Также стоит отметить, что у меня есть партнеры, которые серьезно подходят к поиску и выбору объекта для вложений наших венчурных фондов. Инвестировать в стартап – это процесс скрупулезного изучения деталей. Например, наш фонд требует от соискателей инвестиций в качестве порогового условия раздел интеллектуальной собственности, человеческих ресурсов и патентов. Любой венчурный фонд старается найти проекты для инвестирования с новейшими разработками и изобретениями, защищенными международными патентами.

Казахстанский рынок венчурного финансирования активно развивается, и я верю, что здесь в скором будущем мы также сможем найти хорошие проекты, которые сделают наш портфель сильнее и успешнее. Пока рынок на этапе становления, я готов помогать ему грантами.

На самом деле сегодня в оте­чественный рынок венчурных инвестиций верится с трудом, и даже оптимизм Кенеса Ракишева не убеждает, что когда-нибудь мы получим свою Кремниевую долину. Опыт и результаты государственного развития инноваций носят сомнительный характер. Хотя в целом инициатива от государства присутствует, недостаточная компетенция участников рынка не позволяет получить реальных всходов. Можно лишь сделать вывод: Казахстану необходимо развивать человеческие ресурсы, их потенциал и вкладывать не столько в старт­апы, сколько в научно-исследовательскую деятельность. Только так мы сможем развить свою экосистему, а вместе с ней создадим среду для венчурного капитала.

Источник Forbes.kz